Помню, однажды в минсельхозе разразился скандал. Кто-то из сотрудников что-то не то ляпнул перед журналистами. Эту информацию растрезвонили все газеты и телеканалы. Министру пришлось отдуваться, а потом решать, как предотвратить такие случаи в будущем. Кто-то предложил категорически запретить всем сотрудникам всяческие контакты с прессой, любые сообщения давать только через пресс-службу. Но министр выбрал другой путь. Он сказал: «Чем следить за ртами сотрудников, лучше работать с их мозгами». Он собирал на совещания руководителей подразделений, дотошно обсуждал с ними каждый вопрос и разъяснял им политику министерства. После этого он требовал, чтобы руководители подразделений доносили информацию до своих подчиненных. После этого он издал циркуляр, по которому любому сотруднику министерства разрешалось говорить в прессе все, что угодно, но в пределах своей компетенции. То есть, если ты животновод, то говори про животноводство все, что знаешь, а министерство сделает так, чтобы про свое дело ты знал все. Но… в растениеводство – не лезь. Если ты завхоз, то говори об уборке помещений и снабжении офиса бумагой. В этом лучше тебя никто не разбирается, но в сельское хозяйство – не лезь.

С тех пор так и было. Каждый сотрудник знал свое дело и говорил публично только о том, за что отвечает и в чем разбирается. Каждый в отдельности был маленьким рупором министерства в своем вопросе.

Мне кажется, такая модель общения с прессой должна быть во всех госорганах.

Comments: 0