– Здравствуй, Фидель!

– Здравствуй, Хубер!

– Ты молодец, Фидель! Такую пламенную речь сегодня на суде произнес! Вся наша партия гордится тобой. Особенно хорошо ты сказал про этого диктатора: «если он не наказан, а продолжает оставаться хозяином государства, президентом, премьер-министром, сенатором, генералом, военным и гражданским начальником, исполнительной властью и законодательной властью, владельцем жизней и состояний, значит, правосудия не существует …».

– Да, Хубер. Когда мы победим, все будет иначе. Наконец-то мы вдохнем новую жизнь в страну. Все изменится!

– Скажи, Фидель, ведь мы никогда не станем такими, как эти ретрограды? Мы не станем повторять их грехи? Мы не будем держаться за власть зубами, мы будем уважать оппозицию, будем приветствовать новых лидеров, будем проводить выборы и сменяться каждые четыре года?

– Конечно, Хубер! Иначе чем мы лучше этого тирана, которого нам придется свергать только с помощью революции?!

– Знаешь, в книгах пишут, что те, кто пришел к власти, склонны к ее узурпации.

– К нам это не относится. Ведь власть народа – это наш главный лозунг. Как мы можем победить с обещанием регулярной сменяемости власти и сами же потом не сменяться? Это невозможно!

– Все же у меня есть сомнения. Ведь власть – это как палата с прокаженными. Многие входит в нее с мыслью вылечить больных и все изменить в ней, но через некоторое время заражаются вирусом власти и становятся, как их предшественники.

– Знаешь что, Хубер? Возьми вот это.

– Что это?

– Это мой именной револьвер. Давай договоримся об одной вещи: если когда-нибудь услышишь из моих уст слова этого диктатора: «наше общество нуждается в стабильности», «на переправе коней не меняют», «достойной замены президенту нет», «у нас особый путь развития» и так далее, значит я заражен и тяжело болен. Приди и застрели меня. Не жалей меня, потому что это буду уже не я. Перед тобой будет монстр. Один из них. Обещай мне это, Хубер.

– Обещаю, Фидель.

… Двадцать лет спустя…

– Здравствуй, Хубер! Как давно мы не виделись! Как у тебя дела?

– Спасибо, Фидель. Хорошо.

– Я вижу, тебя что-то беспокоит.

– Фидель, я пришел тебе сказать, что перестал разделять твои взгляды и действия. Ты стал другим. Ты находишься у власти уже тринадцать лет и не собираешься уходить.

– Хубер! Как я могу уйти в такое трудное для страны время. Это будет предательством по отношению к моему народу. На переправе коней не меняют.

– За тринадцать лет твоего правления были и кризисы, и расцветы. Мне кажется, не эта причина тебе мешает уйти.

– Страх за страну меня держит. Ты только представь, что здесь начнется! Эти кланы и группировки начнут просто физически уничтожать друг друга и сажать в тюрьму. Начнется хаос. А стране сейчас нужна стабильность.

– Но разве не ты, Фидель, создал все это? Разве не ты позволил разрастись и окрепнуть этим кланам, вместо того, чтобы развивать демократические институты? Разве после революции ты не должен был создать систему, которая не зависит от одного человека, от его настроения и здоровья? Разве не о демократии мы с тобой мечтали?

– Хубер, я готов сотрудничать с любыми здравомыслящими и честными людьми. Но где они? Одни – бывшие мои соратники, которые меня предали, сбежали за границу и теперь поливают оттуда меня грязью. Разве это порядочно? Разве с такими можно разговаривать? Вторые – коррупционеры. Наворовали и теперь сидят в тюрьме. Третьи – неадекваты, которые зовут народ на площадь и хотят совершить цветную революцию. Пришлось их тоже посадить в тюрьму. С кем вести переговоры? Конструктивной оппозиции нет. Извини за нескромность, но достойной альтернативы мне нет.

– А ведь твой предшественник говорил то же самое, а ты боролся против него. Ты боролся за демократию.

– Нет, Хубер, сейчас совсем другая ситуация. И потом, за эти годы я понял, что нельзя копировать чужие готовые шаблоны. У нас свой особый путь развития, не похожий на традиционные понимания демократии. Все-таки у нас свой менталитет. Понимаешь?

– Фидель, я принес тебе кое-что.

– Что это? Револьвер?! Зачем ты принес его сюда?! Ты с ума сошел?!

– А разве ты не помнишь наш уговор?

– Какой уговор? Охрана!!! Взять его! Арестовать за покушение на президента и за измену Родине! И больше не пускайте ко мне никого никогда! Пусть обращаются к моим помощникам. Усильте охрану! Не позволяйте приближаться ко мне больше никому. Эти предатели спят и видят, как бы убрать меня и уничтожить нашу страну.

Comments: 0