Навстречу мне по набережной идет семья: отец, мать, две детей. Идут, что-то громко обсуждают, при этом грызут семечки и бросают шелуху на землю.

Подхожу к главе семейства, примерно моего возраста, даже, пожалуй, младше, и прошу отойти на секунду в сторонку, чтобы не делать замечание при детях.

– Извините,  не могли бы вы не бросать мусор на землю, – говорю я мужчине.

Мужчина удивлен и насторожен.

– А вам какое дело? – спрашивает он, насупившись.

– Я живу в этом городе и хочу, чтобы в нем было чисто.

Удивление мужчины перерастает в недовольство и агрессию.

– Знаете что? Учите жить своих детей! Тоже мне умник нашелся! Я вам не пацан, чтобы мне на улице каждый прохожий делал замечание! Понятно?

– Извините. Я не хотел вас обидеть. Почему вы так агрессивно воспринимаете мои слова? Разве я неправ?

– Я все сказал! До свидания!

Мужчина разворачивается и уходит к своей семье. Пока они находятся в поле досягаемости моего слуха, слышу, как он пересказывает наш разговор своей семье, снабжая его своими смачными комментариями. В ответ дети восхищенно восклицают: «Молодец, папа! Классно ты ему нос утер!», а супруга гордо прижимается к плечу супруга и окидывает меня презрительным взглядом.

Я глубоко вздыхаю и продолжаю свой путь в философских размышлениях.

Чуть позже встречаю примерно такую же семью за тем же занятием.

Я опять отзываю главу семейства в сторонку и делаю замечание.

В этот раз мужчина в ответ смущенно улыбается и говорит:

– Вы правы. Что-то я совсем запарился. Извините.

Потом он добавляет:

– Вы молодец, что делаете замечания! Спасибо вам.

Мне становится приятно. Я жму ему руку, и мы расходимся, улыбнувшись друг другу.

Мужчина идет к своей семье, и пока они находятся в поле досягаемости моего слуха, слышу, что мужчина пересказывает наш разговор своей семье. При этом он хвалит меня за сознательность и гражданскую активность. Дети улыбаются и доброжелательно смотрят на меня, а его супруга еще раз извиняется передо мной.

Вижу, как они дружно бросают кульки с семечками в ближайшую урну и продолжают путь по набережной в неспешной беседе.

Я улыбаюсь и тоже продолжаю свой путь в философских размышлениях.

Примеряю эту ситуацию на себя и думаю, хватило бы у меня духа, чтобы принять справедливую критику. И как бы восприняли такое поведение члены моей семьи: как слабость или как благородство?

Comments: 0